Социальный поворот в современном искусстве

Многим кажется, что это воспоминание вот-вот исчезнет. Первый — это процесс управления. Такой процесс я назову полицией. Второй процесс связан с равенством. Но ведь сама эта встреча вызывает сомнение. Вместо того чтобы сказать, что всякая полиция отрицает равенство, мы скажем, что всякая полиция несправедлива к равенству. Тогда мы имеем три термина: Если мы захотим настаивать на их переплетении, то процесс эмансипации можно назвать политикой. Отсюда извлекается одно важное последствие: У политики нет ар-хе1.

Парадокс о зрителе: «Эмансипированный зритель» Жака Рансьера

Подтверждение тому — исключительная популярность"художников взаимодействия" 1 , например Риркрита Тираванийи, а также рост числа менее известных художников, работа которых строится на непосредственном задействовании конкретных людей, групп и сообществ. Подобное искусство поддерживают всевозможные биеннале, а также многочисленные художественные ведомства, склонные теперь чураться установки традиционных скульптурных памятников, высмеянных как"" или"какашка посреди площади".

Мивон Квон определяет цели этого искусства как"спецификацию сообщества", Грант Кестер называет его"диалогическим искусством", Карлос Базуальдо —"экспериментальным сообществом". Общее во всех этих проектах — убеждение, что аутентичность укоренена в социальном, что внешняя, иная по отношению к доминирующей идеология обнаруживает себя в социальных связях, которые лишь одни способны противостоять атомизирующему воздействию современного капитализма.

чает страх руководства студий, а иногда и самих режиссеров Рансьер. ЖАК рАНСьер. ЭМАНСиПироВАННый. зритеЛь/ пер. с фр. Д. Жукова.

Шестакова Жак Рансьер р. Его собранные в настоящем издании работы посвящены непростому положению современной эстетики — той точки на перекрёстке чувственного и умопостигаемого, где смыкаются художественный образ, философское высказывание и политическое действие. Эстетика и политика пер. О разделении чувственного и соотношениях, устанавливаемых им между политикой и эстетикой 2. О режимах исскуства и о незначительном интересе понятия модерна 3. О механических исскуствах и эстетическом и научном выдвижении на авансцену анонимов 4.

Автор показывает, каким образом происходит целенаправленное формирование страхов, кому и для чего это нужно и как с этим бороться. Статья будет интересна специалистам в области философии, психологии и политологии. Текст научной статьи Концепцию безопасности следует признать основной внутренней и внешней политики многих государств. Для этого есть оправдания. Государство нагружено такими обязательствами, выполнение которых связано со многими опасностями рисками.

Но самих опасностей и рисков следует бояться в меру.

Он рассматривает мотив страха в международной и внутренней политике Как отмечает Ж. Рансьер, государственный аппарат (policia) сначала.

Стало быть, политическую сцену здесь осветило отнюдь не слепящее солнце. Зато мы могли деидентифици-роваться по отношению к государству, убившему их и убравшему из всех подсчетов. Но ведь дело другого как политическая фигура есть, прежде всего, деидентификация по отношению к некоторой самости. Эта идентификация смогла стать принципом политического действия, а не только жалости, в силу отчетливой причины: И в силу этого сделалась возможной субъективация отличия гражданства от самого себя, субъективация разрыва между юридическим и политическим гражданством.

Этот отрыв не создавал политики для алжирцев. И тогда война ради присвоения исторической идентичности и политика субъективации невозможной идентичности остались без крепкой политической связи между собой. Политика существует потому, что имеется некое дело другого, отличие гражданства от него самого. Повсюду мы констатируем следствие забвения этого отличия.

Кроме консенсуса, имеется еще и следствие, или дополнение утопии консенсуса:

Рансьер, Жак

Не сто, а сто десять. Сущностью обещания является избыток. Ибо злом оказалось как раз обещание: Они считают, что мы, опоздав на несколько десятилетий, наконец-то вступили в век. Конечно же, все это происходит с запозданием. Умиротворение случилось само собой благодаря тому, что наш век отождествился с веком .

И граждане — чья этика есть страх — будут готовы бояться 2 Рансьер Ж. До и после 11 сентября: разрыв в символическом строе //.

Мировое правительство Жак Рансьер Нам следует с большой подозрительностью относиться к понятию"массовый страх". Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность.

Оно объединяет в себе все опасности, которые только могут угрожать отдельному человеку и всему обществу, превращая"небезопасность" в нашу ежедневную реальность и в форму нашего сознания Наши политические лидеры с радостью выступают в роли"спасителей", пекущихся о нашей безопасности. Это предоставляет возможности для структурной манипуляции массовым сознанием. Однако я не считаю, что распространение информации и коммуникационных технологий увеличивает степень страха. На самом деле, в обществах, где распространению информации ничто не препятствует, происходят прямо противоположные процессы, поскольку это дает возможность разнообразить источники получения информации, позволяя с большей долей скепсиса относиться к пугающим сообщениям.

Например, если вы введете слово"терроризм" в поисковик своего компьютера, то вас не испугает разнообразие источников информации, которые вы найдете. Но наши власти действуют иначе.

По Европе опять бродит призрак - 1.

По словам Фрейда, его не интересуют произведения искусства с точки зрения их формы. Такое прописывание конечной причины обычно проводится при посредничестве организующего фантазма, компромиссного образования, которое позволяет либидо художника, более или менее представленного своим героем, избежать вытеснения и сублимироваться в произведении ценой вписывания в него своей загадки.

Из этого безоговорочного пристрастия вытекает особое следствие, не отметить которое не может и сам Фрейд, а именно биографизация художественного вымысла. Фрейд интерпретирует фантастические сновидения и кошмары Нор-берта Ханольда у Йенсена, студента Натанаэля у Гофмана или Ребекки Уэст у Ибсена как действительные патологические данные реальных персонажей, для которых писатель послужил более или менее проницательным психоаналитиком.

Жак Рансьер — всемирно известный философ, профессор университета Париж .. (И, на свой страх и риск, напомним, что одноко- ренным к этому.

Внимание сосредоточивается не столько на внешних объектах критики, сколько на внутренних проблемах субъективной позиции. Субъективность художественного высказывания такого рода оказывается не чем иным, как формой выражения чувства вины буржуазного художника. Таким образом, требование самокритики ставит интеллектуала перед вопросом: То есть обеспечить эффективность критического жеста, несмотря на подозрительность собственной позиции.

Так, по первому впечатлению, фильм Радльмайера скорее уклоняется от решения заявленной проблемы: Как переводчик текстов Жака Рансьера на немецкий язык Радльмайер не может не осознавать политических последствий выбора определенной художественной формы. Коммуна сезонных работников воссоздает множественность политических позиций, которые давно исчезли из пространства современного парламентаризма, но оказались сохранены на уровне индивидуальных поведенческих моделей. Радльмайер достаточно самокритичен, чтобы понимать: На уровне самоописания эстетическая генеалогия немецкого режиссера довольно предсказуема.

ЭСТЕТИКА И. КАНТА И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ Ж. РАНСЬЕРА

Рансьер также противопоставлял себя постструктурализму, постепенно разрабатывая свою собственную систему взглядов с оригинальным понятийным аппаратом [1]. Политическая философия Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого.

Полиция — символическое упорядочивание социального, направленное на определение доли участия или отсутствия участия у каждой части. Понятие восходит к работам Мишеля Фуко х годов [3]:

Рансьер Жак На краю политического / Пер. с франц. . психологической трагедией страстей любви и ненависти, страха и жалости.

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное ч. Чтобы понять это, следует поместить рядом два предуведомляющих утверждения Фрейда. Существенно, что она однозначна, что она противопоставляет романтической и обратимой неразличимости воображаемого и реального аристотелевский склад действий и знаний, направленный к событию узнавания.

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное

В Фигурах Истории Рансьер предлагает нечто большее, чем доступное введение во взаимосвязь между эстетикой и различными режимами власти, раскрывает формы эстетики как интегрального способа мыслить о нас самих как народе; он детально структурирует современную историю искусства, чтобы вступить в борьбу за освобождение молчащих и невидимых под гнетом символического рабства. Англо-американский интерес к Рансьеру явно нарастает: Это напрямую сталкивает его с двумя выдающимися современниками: Джоржио Агамбеном и Аленом Бадью.

Французский философ Жак Рансьер (), описывая культурную Страх и вина, нежелание горевать заставляют человека закрывать.

Губительное равенство уступало место расчету экономически выгодного и социально терпимого равновесия. Но это по видимости скромное положение на самом деле включает в себя предположение, из-за которого возникает вся проблема. Ее переворачивание оборачивается разрывом. Необходимо утверждать два основополагающих контрпринципа: Оно предполагает отделение мысли о политике от мысли о власти. Я не мог бы ретроспективно видоизменить их, не избавившись от самого смысла работ.

Я благодарю директора этого издательства, Даниэ-ляЛе Биго, за то, что он дал этому новому варианту книги увидеть свет. Не сто, а сто десять. Сущностью обещания является избыток. Ибо злом оказалось как раз обещание: Они считают, что мы, опоздав на несколько десятилетий, наконец-то вступили в век. Конечно же, все это происходит с запозданием.

Разделение чувственного – эстетическая феноменология Ж. Рансьера

Так в каком же положении мы оказались к году? Я исхожу из представления, которое кажется мне чрезвычайно значимым для всей истории коммунистического движения, ведь стоило в октябре года большевикам победить и создать новую власть, как они поверили, что перевернули страницу истории. И рабочее движение могло оценивать происходившее в Советском Союзе лишь путем сопоставления этих событий с теми идеями и представлениями, которыми в ту пору руководствовался Второй Интернационал.

Однако в начале Первой мировой войны Второй Интернационал потерпел крах. И всё мировое коммунистическое движение тут же подчинило себя потребностям молодой советской власти, потребностям, по сути дела, краткосрочным.

Жак Рансьер и собирание эстетической теории. 9. Хэрольд Рансьер Ж. Разделяя чувственное. СПб., . М., Хэрольд Блум. Страх влияния .

Извините, но для просмотра этой страницы у Вас недостаточно прав. Вы должны авторизоваться или пройти регистрацию.

ОЛИГАРХИ"ПРОДАЮТ" ЧУВСТВО ОПАСНОСТИ

. Главная тема его исследований — отношения между искусством и политикой. Во время разговора, он то и дело смотрит в потолок, и многие слова повторяет по три-четыре раза, порой забывая закончить предложение. Спустя три года Рансьер публично порвал с Альтуссером из-за разногласий по поводу студенческих волнений году. Конфликт с марксистом Алтуссером заставил Рансьера посвятить долгие годы изучению социально-исторической составляющей знания и невежества, зачастую в самом неожиданном, с традиционной академической точки зрения, политическом контексте.

спектакля», для Ж.Рансьера - «эстетический режим искусства». . в связи с современным искусством, связью искусства и чувства страха, мира слова и.

Рансьера рассматривает эстетику и политику как равнозначные виды деятельности, смысл которых сводится к реконфигурации чувственного опыта. Такой подход является феноменологическим. Он позволяет развивать идею демократии как несогласия, но вместе с тем сводит эстетику и политику к сопротивлению, не предполагающему позитивной социальной программы. , . Жак Рансьер — одна из наиболее заметных фигур в современной политической и эстетической мысли. Ему принадлежит концепция разделения чувственного, которая широко обсуждается в литературе.

Дискуссия редакции 11 с Кириллом Кобриным и Ильей Калининым